последние статьи на тему бизнеса в спорте

Шарли Голь — горный ангел Тур де Франс

До начала  остается несколько дней. Мы решили подготовить наших читателей к одному из самых интересных спортивных событий года и перевести интересные материалы журнала  L’Equipe о  и велогонщиках, навсегда вошедших в историю велоспорта.

Шарли Голь был ворчливым и надменным велогонщиком. Ему нравились этапы , которые проходили в горах в плохую погоду.

На самом деле это большой миф о Шарле Голе, в который верят до сих пор — он любил горы в любую погоду. В 2003 году в интервью журналу L’Equipe он описал свою любовь простыми словами: «Высоко в горах очень красиво, а виды просто потрясающие. Я был счастлив наверху».

В 1958 году в холодный дождь в горах на юго-востоке Франции он боролся с Луизоном Бобе и Рафаэлем Джеминиани. Ему удалось обогнать не только их, но и самого Жака Анкетиля на целые 23 минуты.

Шарли Голь был загадочным парнем и велогонщиком. Его манера поведения во время гонки удивляла всех. В самом начале перевала он быстро отрывался и никогда не оглядывался. Он хотел убить интригу сразу. «Он переключался на большую звездочку и всегда проверял, чтоб у других использовалась меньшая», — вспоминает Джеминиани и добавляет красочным языком, — «Когда он ехал за победой, то это были молоток и щипцы, а не пинцет».

Во время горных этапов было непонятно, почему ему было так легко, и почему он все время улыбался. «Во время гонки его глаза были пустыми, а козырек кепки вывернут так, как будто он был уличным мальчишкой», — писал Антуан Блондин.

Что же мотивировало его? Желание показать, кто лучший? Желание установить новые более высокие цели, что бы познать себя лучше? Или он просто хотел уехать подальше от своего прошлого? Казалось, что он не соревнуется с Бобе, Багамонтесом, Ненсини и Анкетилем, а соревнуется с вымышленными зловещими призраками.

Однажды после этапа Шести Провинций (предшественник Дофине Либере) журналист Пьер Абуа написал отчет о человеке, «который ехал как ангел». Чуть позже у Шарли Голя появилось прозвище «Горный ангел».

Он выиграл Джиро ди Италия 1956 года благодаря тому, что смог самым первым преодолеть 15-километровый подъем на горе Бондоне во время дождя, перемешанного со снегом – это был невероятный этап, который прошел в сложнейших погодных условиях. На финише итальянские карабинеры накинули на него покрывало и помогли слезть с велосипеда. На фотографиях он выглядит очень жалко. Его мышцы дряблые, кожа синяя от холода, а красный шерстяной свитер полностью промок из-за проливного дождя, который не останавливался ни на секунду.

В следующем году на Джиро ди Италия он ехал в розовой майке лидера, как вдруг в атаку решили пойти Бобе и Джемиани. «Я работал в мясной лавке, вы будете прятаться от меня! Я выпотрошу вас!» — кричал он, преследуя их. Таким способом Шарли Голь находил в себе дополнительные силы. Правда, грубые слова далеко не всем нравились. Например, Бобе с Голем никогда не общался из-за оскорблений, услышанных во время одной из гонок. В 1958 году, когда гонщики выехали из Бриансона, Голь сказал Бобе, где конкретно он избавится от него – на горе Коль-дю-Луитель. Голь попытался унизить Бобе. Настоящие горные велосипедисты являются в душе убийцами, которые любят хвастаться и быть жестокими на виду у всех. Очень часто они рассказывают о том, где собираются сделать следующую атаку.

На Коль-дю-Луитель Голь смог оторваться от всех, в том числе и от Багамонтеса и Джемиани, одетого в желтую майку лидера Тур де Франс. Он ехал в одиночестве, и его фигура отражалась на мокром асфальте. Ему было не важно, в какую погоду ехать гонку.

В тот день Голь ехал по неизведанным метафизическим дорогам. Ни сложный маршрут, ни плохая погода не влияли на него. Другие велогонщики были в восторге от выступления Голя.

«Его боевой дух и выступление нельзя объяснить. Вокруг него создана аура хрупкости и незащищенности, что заставляет нас волноваться о нем, как человеке, так и гонщике», — сказал один из журналистов.

Шарли Голя не сильно любили. Многие говорили, что когда он ехал, то от него «пахло медицинскими препаратами». Он был замкнутым человеком и мог искренне говорить только с ограниченным кругом людей, в который входили Роджер Хассенфордер, Рафаэль Джемиани, Анри Англаде, Гастоне Ненсини и Федерико Багамонтес. Но его лучшим другом был партнер по команде Марсель Энцер, с которым он делил комнату.

В 1962 году карьера Голя шла на спад. Он принимал участие в Тур де Франс и после одного из этапов сказал Энцеру следующее:

«Знаешь, Марсель, чего я боюсь?»

«Чего?»

«Сейчас слишком многие парни неуклюже едут, потому что они принимают стимуляторы и уже сильно устали».

За два года до этого Рожер Ривьере упал с Коль-дю-Пержуре в погоне за Гастоне Ненсини. Объяснить причины падения никто не смог.  Было подозрение, что Ривьере использовал препарат, который улучшал дыхание, но при этом приводил к заторможенной реакции. «Знаешь, Марсель, много парней в пелотоне не могут нормально реагировать». Знал ли он о том, что допинг, подобно раковой опухоли, распространяется среди гонщиков и губительно влияет на них?

Он ушел из команды Gazzola  в 1962 году и попробовал выступать за команду Peugeot, но там он не достиг успеха. В 1965 году он попробовал триумфально вернуться, выступая за команду Lamote-Libertas, но ничего не получилось.

Когда он перестал выступать, то открыл кафе в Люксембурге, но спустя шесть месяцев уехал в горы. Он прожил жизнь отшельника в деревянной хижине без воды и электричества, заросший, обрюзгший и неузнаваемый из-за густой бороды. Ничего не напоминало о его былой славе. Он не давал интервью и десять лет не общался с внешним миром. Иногда он выходил к дороге, когда в его стране проходила гонка Тур Люксембурга. Нужно было обладать хорошей памятью на лица, чтобы узнать великого велогонщика, стоявшего у дороги и внимательно следившего за велосипедистами. Почему он так жил? Искал ли он уединения, которое не мог найти, живя в городе? О своем отшельничестве он сказал следующее: «Я проводил дни, выращивая овощи. Ко мне в сад приходили косули и паслись там. У меня не было ничего, кроме воды и деревьев».

Его место на Тур де Франс занял капризный и костлявый Федерико Багамонтес. Как ни странно, Голь никогда не чувствовал никакого соперничества с Багамонтесом. Они не были ни друзьями, ни врагами. Их связывали только таинственные горы, в которых проходила гонка Тур де Франс. Но и там эти два гонщика были разными: Голь любил выступать в плохую погоду, а Багамонтес обожал солнце.

Продолжение следует…

Вконтакте
Facebook

Новости партнеров

SELECTORNEWS

популярные новости