последние статьи на тему бизнеса в спорте

Мон-Ванту — гора убийца

До начала  остается несколько дней. Мы решили подготовить наших читателей к одному из самых интересных спортивных событий года и перевести интересные материалы журнала  L’Equipe о  и гонщиках, навсегда вошедших в историю велоспорта.

Мон-Ванту – одно из самых священных мест . Эта гора опаснее Галибье с ее вечными снегами, сложнее Альп-д’Юэз с двадцатью одним поворотом, страшнее Изоарда и намного извилистее подъема на Пюи де Дом. С трассы около Оранжа вы можете увидеть ее безвкусную лысую вершину. На этой горе странный запах и много пыли, образовавшейся в течение сотен лет под палящим солнцем. Здесь очень мало растений и животных. Если вам повезет, то вы увидите цветущий мак, гадюк и сов. Как растения, рептилии и птицы могут жить в этой враждебной среде, никто не знает. Ванту — это загадка природы.

Журналист Антаун Блондин написал о горе следующее: «Никто не радуется после преодоления этой горы. Мы видели, как уравновешенные гонщики буквально сходят с ума под влиянием жары и лекарств. Некоторые спускаются вниз по серпантину, думая, что они едут в гору, другие угрожают нам и обзывают убийцами».

Все без исключения велогонщики боятся Мон-Ванту и это вполне объяснимо. В 1956 году температура в тени составляла 40 градусов, когда Жан Маллеяк сначала потерял сознание, а затем и разум. Он дрожал и корчился от боли. Формы и цвета были размыты вокруг него. С тех пор Жан Маллеяк не принадлежал к материальному миру, а еще меньше к миру Тур де Франс», — написали в журнале L’Équipe.

В том же 1956 году храбрый Ферди Кублер бросил вызов Мон-Ванту. Он с пеной у рта бросился покорять Гиганта Прованса. В тот день солнце палило нещадно, а асфальт пылал и был мягким. Кубер стартовал как сумасшедший, а Рафаэль Джемиани закричал ему вслед: «Осторожно, Ферди! Это очень сложный перевал!»

«Нет никого сильнее Ферди!» — рявкнул швейцарский велогонщик и еще отчаяннее начал крутить педали.

Вскоре воздуха стало не хватать и Кублер начал задыхаться. Спортивный директор Алекс Бартин выбежал из автомобиля и бежал рядом с гонщиком, умоляя его поберечь силы. Но Ферди Кубер его не слушал и ехал упрямо вперед.

Через час он уже был в Ле-Понте на вершине Авиньона. У него случился солнечный удар, и он поехал в неправильном направлении. Его глаза пылали, и он всем грозил кулаком, отмахиваясь от организаторов гонки, которые хотели ему помочь.

Вечером после гонки он лежал в своем номере, весь перемотанный бинтами. Во время этапа он несколько раз упал. Кублер был настолько расстроен, что отказался от дальнейшего участия в гонке. «Тур де Франс меня победил. Ферди слишком стар. Ферди покончил с собой на Мон-Ванту!»

На Мон-Ванту действительно опасно. Доказательством служит памятник Тому Симпсону. Этот памятник выполнен в виде мраморной стелы, зафиксированной на каменистой почве. Вокруг него много бутылок с водой, выцветшие на солнце велосипедные шапочки, сиденья, несколько велосипедных маек — все это оставили велосипедные туристы, которые желают в живую увидеть таинственную Мон-Ванту.

На этой горе нет места радостям. Высота над уровнем моря составляет 1902 метров. От Бедуена сюда добираться 20 км. Говорят, что 13 июля 1967 года Том Симпсон остановился в этом городке в кафе, чтобы утолить жажду и немного отдохнуть. Некоторые свидетели говорят, что он пил пиво, другие вспоминают о местном вине.

Из Бедуена дорога поднимается к Шале Рейнард. У этого замка проходит граница между кедрово-лиственным лесом и пустыней из белых камней. Ничего кроме засухи, опустошения и инерции дальше нет. Даже не слышно сверчков. Интересно, заметил ли это Симпсон?

Что произошло дальше? Симпсон зашатался и упал с велосипеда. Зрители помогли ему сесть обратно на велосипед, а механик британской команды подтолкнул его, не осознавая, что Симпсон борется со смертью.

Бывший чемпион мира машинально проехал 500 метров. Его глаза были стеклянными, а голова держалась на левом плече. Другие велогонщики догнали его, но он этого не заметил. Люсьен Аймар, победивший на предыдущем Тур де Франс, вспоминает о тех роковых минутах: «Я сказал ему, чтобы ехал за мной, но он ничего не ответил. Что-то было не так». Жан Стаблински, капитан французской команды, тоже поделился своими воспоминаниями: «Мы понимали, что ему было плохо, но мы не переживали за него, потому что привыкли видеть его таким. К тому же Том был хорошим актером – иногда он притворялся, что выдохся».

Чуть дальше Симпсон снова упал. Произошло это прямо перед фотоаппаратами журналистов, а рядом находился главный доктор Тур де Франс Пьер Дюма. Мертвый Симпсон лежал на камнях с широко разведенными руками и открытым ртом. Он умер от сердечнососудистой недостаточности. Пьер Дюма рассказал следующее: «Ко мне подошел жандарм и сказал поторопиться. Мы действовали быстро, но они посадили его обратно на велосипед, и он снова упал — все это выглядело очень страшно. Мы оставались с ним на протяжении полутора часов. Делали массаж сердца и искусственное дыхание. Я вызвал вертолет, чтобы забрали тело».

Как только первый шок прошел, пресса заговорила о том, что велогонщик не случайно погиб на Мон-Ванту. В 1966 году британец за 2200 фунтов признался в еженедельной газете The People, что предложил сопернику деньги, чтобы он помог ему выиграть Тур де Франс. «Я получаю шиллинг каждый раз, когда выступаю. Неплохо, как для парня из рабочего класса». Ходили также слухи, что он сидел на допинге (причем немного больше, чем другие). «Он принимал слишком много лекарств, поэтому часто заканчивал гонку в очень странном состоянии», — сказал Роже Пинжон, его партнер по команде и победитель Тур де Франс 1967 года.

Очевидным является то, что Симпсон полностью исчерпал свои силы еще до начала гонки. Доктор Куадренги, который был связан с командой Сальварани, подписавшей Симпсона на следующий сезон, посоветовал ему отказаться от продолжения гонки. «У него была температура, ему не следовало продолжать гонку», — сказал он.

Но перед стартом Тур де Франс британский гонщик приобрел недвижимость на Корсике, и ему нужно было выплачивать кредиты. Менеджер сказал ему, что если он не финиширует в топ-5, то его зарплата будет снижена. До Мон-Ванту в общей классификации Тур де Франс он шел на 7 месте.

Перед роковым этапом Симпсон оставался в хорошем настроении. Когда гонщики выехали из Марселя, он много шутил. Волновался только главный доктор гонки: «Завтра будет очень жарко. Если парни начнут принимать лекарства, то кто-то из них может умереть».

Лишь один велосипедист поехал на похороны Симпсона – это бельгиец Эдди Меркс. Через три года после смерти Симпсона у него самого случился солнечный удар на Мон-Ванту. После Шале Рейнард он обогнал Бернара Тевене, Раймона Пулидора, Люсьена ванн Импе и Юупа Зотемелька. Когда он приближался к месту, где умер Симпсон, то стал ехать намного медленнее и еле держался на велосипеде. Меркс победил, но боль была невыносимая. Сразу после финиша он понял, что силы его окончательно покидают. Он сказал медсестрам: «Извините, я не могу продолжать». После этого он пересел в машину скорой помощи, где ему сразу надели кислородную маску. Через 10 минут он вышел из машины, бледный как смерть. «Я боялся. Я очень боялся», — сказал он.

Он боялся участи, которая постигла британского гонщика Симпсона, о котором он скорбел так же, как и о своем менеджере, умершем за день до гонки на Мон-Ванту.

Продолжение следует…

Вконтакте
Facebook

Новости партнеров

SELECTORNEWS

популярные новости