последние статьи на тему бизнеса в спорте

Фаусто Коппи и Джино Бартали: одна слава двух антиподов

До начала  остается несколько дней. Мы решили подготовить наших читателей к одному из самых интересных спортивных событий года и перевести интересные материалы журнала  L’Equipe о  и велогонщиках, навсегда вошедших в историю велоспорта.

Итальянцы считали Фаусто Коппи представителем современного, прогрессивного и успешного государства, а Джино Бартали воплощал классическую и благочестивую Италию.

После Второй мировой войны Италия переживала тяжелейший кризис. Эта страна в течение 20 лет поддерживала фашизм, поэтому некоторое время после войны ей пришлось прожить в международной изоляции. Однако Фаусто Коппи и Джино Бартали сделали все возможное, чтобы прославить свою страну на весь мир.

Оба велогонщика вернулись в после войны с прекрасной репутацией. Фаусто Коппи был истощенным героем, долгое время проведшим в плену в Тунисе. Что касается Джино Бартали, то он считался настоящим воином, который во время войны секретно состоял в  организации «Католическое действие». У обеих легенд были полярные взгляды на жизнь.  Фаусто Коппи поддерживал тех, кто верил в научный прогресс, а Джино Бартали отстаивал христианские ценности. Итальянский писатель Курцио Малапарте однажды написал: «Бартали верит в неизменные традиции, тогда как вся жизнь Коппи заключается в движении. У Джино в венах течет кровь, а у Фаусто – бензин».

Гонщики символизировали столкновение двух жизненных философий. Фаусто Коппи один раз развелся, что на то время в Италии считалось очень редким и скандальным событием, и вместе со второй женой, которую называли «женщиной во всем белом», вел жизнь нуворишей на роскошной вилле в Ново Лигуре. Что касается Бартали, то он был вполне удовлетворен своей спокойной и «правильной» жизнью во Флоренции. У него была жена и три ребенка.

Физически два гонщика тоже сильно отличались. У Коппи было странное телосложение. Туловище напоминало бочку, а ноги были длинными и тощими. Он был похож на какую-то болотную птицу, а не на спортсмена. Странно было, что такой человек мог успешно выступать на Тур де Франс и ехать долгое время в одиночку на самых сложных перевалах.

В отличие от Коппи, верившего в здоровую диету, Бартали никогда не следил за собой. Он вырос в семье крестьян в Тоскане, поэтому ему было наплевать на холод и жару. Во время гонки он не отказывался от бокала домашнего крепкого вина и таких же крепких сигарет марки Nationale. Бартали думал, что его оберегает Бог.

Что касается отношений между двумя гонщиками, то они были, мягко говоря, враждебными. Доходило до того, что Бартали обыскивал номер гостиницы, в котором во время Тур де Франс останавливался Коппи и отсылал на анализы найденные пузырьки и бутылки. Он не любил, когда кто-то ставил под сомнение его превосходство в горах. Кстати ехал Бартали всегда на очень низкой передаче, которую другие гонщики использовали только на спуске.

Лучшая гонка Тур де Франс для Бартали состоялась в 1948 году. Ему эта гонка давалась очень сложно, но перед тем, как дело дошло до последних этапов в Альпах, ему позвонил премьер-министр Италии Алчиде де Гаспери после неудавшегося покушения на лидера Коммунистической партии Пальмиро Тольятти.

«Все плохо, Джино. Страна находится на грани революции. Мы ждем худшего – гражданской войны…», — жаловался премьер-министр, а затем прямо спросил Бартали, — «Ты сможешь победить в Туре?»

«Я не фокусник. Остались только Альпы…»

«Это важно для Италии, для всех нас», — настаивал де Гаспери.

На следующий день Бартали сделал то, что его попросили. Он победил в Бриансоне, затем в  в Екс-ле-Бен. Ему удалось опередить Альберика Шотте, Луизона Бобе и Рожера Лапебье. Неожиданно для всех он победил на Тур де Франс в возрасте 34 лет, спустя 10 лет после своей первой победы. Он выдержал град на Круа-де-Фер, ливень и снег на Коль-дю-Галибье, где писатель Жак Годде описал итальянца следующим образом: «Бартали, грязный с головы до ног, медленно появился из адской бездны, залитой водой и засыпанной снегом».

В тот день он стал кумиром для многих итальянцев. Фанаты бросали розы под его велосипед, а самого велосипедиста охранял жандарм. «Не трогайте его, он бог!», — кричал один из министров Муссолини, генерал Антонелли, когда Бартали прибыл на вокзал во Флоренции.

Бартали-Коппи, Коппи-Бартали. В 1949 году в Абиске была сделана интересная фотография. Может показаться, что Коппи, одетый в желтую майку лидера Тур де Франс, передает Джино Бартали бутылку воды. Но спустя 60 лет, итальянцы  никак не разберутся, чья это была вода – фоторепортер Карло Мартини, ехавший рядом с гонщиками на мотоцикле, тоже не смог сказать, кто кому помогал. Этот поступок Коппи или Бартали является аллегорическим резюме и одой благородству и силе духа двух итальянских гонщиков, объединенных страданиями, жарой и жаждой, которую они испытывали во время Тур де Франс.

К сожалению, Коппи перестал показывать выдающиеся результаты довольно рано. Он продолжал выступать, но был похож на актера, который не мог выйти из образа. Он часто падал с велосипеда, и у него были хрупкие кости, поэтому ему приходилось выступать в странном наряде. На голову он надевал шлем, а на руки  кожаные налокотники.  Он не хотел умереть как его брат, разбившийся во время гонки в Италии. «К концу карьеры он превратился в неудачника», — писал с грустью историк Пьер Шани.

Француз Рожер Шоссабель ехал с Коппи Вуэльту 1959 года и поделился своими впечатлениями о легендарном итальянце: «Было очень жарко, поэтому я заехал на ферму, чтобы набрать воды. С фермы я выехал с большой терракотовой банкой, с которой ехать было очень сложно. Через несколько километров я догнал отставших. Коппи держался в самом хвосте. Он смотрел с грустью и безразличием за тем, как я обогнал его. Он даже не попытался ехать в моем темпе».

На Тур де Франс уже была новая звезда – его звали Шарли Голь.

Продолжение следует…

Вконтакте
Facebook

Новости партнеров

SELECTORNEWS

популярные новости